Накахира хозяйственный и любит кошек
//родился в Дежурке//
Название: Апрель за дверью номер 111
Автор: Анон с Зеро
Бета: Brandy A.
Форма: драббл
Категория: джен
Пейринг/Персонажи: Аояги Рицка
Жанр: крэк
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: всё Коге
Примечание: повторы!, преднамеренный ООС, присутствует POV Рицки
От автора: написано по заявке анона с Правдоруба:
«Рицка вернулся! В каске и с пулеметом!
Развалины домика трогательно догорают под редким дождиком.
Рицка пафосно закуривает и, взвалив пулемет на плечо, уходит в ночь, на борьбу. Пулемет периодически соскальзывает, Рицка пыхтит и воинственно матерится, ствол пулемета трогательно стучит по каске
»


Холодные. Ледяные. Это не слезы, ведь слезы - теплые.
А эти капли – ледяные.
Холодные.
Кажется, дождь.
Я больше не плачу.

Наверное, пара шагов, пара мыслей отделяет человека от «до» и «после». От границы, из-за которой не вернуться. Ни повернуть, ни исправить. Ни вспомнить, ни стать прежним – этот день Рицка тоже забудет. Как и то, что случилось два года назад.

Что тогда случилось? Что случится сейчас?

Врачи бы признали состояние аффекта. И, предварительно напоив его успокаивающими таблетками, посадили бы в одиночную палату. Стены в палате грязно-белые, как бинты на шее Соби. Сеймей бы раскрасил их красным – так правдивее. Но Рицка – не Сеймей. И он закроет глаза, чтобы не видеть этих стен и уродливых трещин-порезов на них. Другие бы их не заметили. Он и сам не сразу заметил.

А в это время на улице бравые парни из органов правопорядка успокаивали бы родственников погибших. Тяжело вздыхали, разводя руками: «Да что же мы сделаем, он ведь ещё ребенок!» Но Рицка – не ребенок, да и у воспитанников «Семи Лун» нет таких родственников, что сокрушались бы сейчас на развалинах домика, что на время стал им почти домом. И остался бы им, если бы Рицка не вернулся.

Просто у кого-то не задался день…

Но даже в палате Рицка не сможет вспомнить, где достал пулемет. И врачи не смогут, но по секрету скажут, что каска тоже была им придумана. Но лучше уж пулемет и каска, чем мифическая сила рассерженной Жертвы. Не должны от слов отрываться руки и головы, а чужая кровь – выписывать на деревянных балках незнакомые иероглифы.

Да и зачем ему выдумывать такую тяжесть? Лучше тогда пистолет – он не давит на плечо, не соскальзывает, не стучит стволом по каске, когда Рицка, пыхтя и матерясь – где только понабрался – закидывает его обратно.

И пулемет этот такой же реальный, как и редкий дождик, и слабые рыжие всполохи за спиной, и запах гари. А может, не только гари, но и паленой человеческой кожи - Зеро не сопротивлялись, даже не поняли. И Рицка гонит прочь остальные мысли, оставляя только одну – им не было больно.

Это только его борьба и он обещал не плакать.

Рицка задевает ботинком створки отброшенного в панике ящика, и оттуда вываливается изрядно помятая пачка сигарет. Рицка поднимает их и достает одну, почти целую.

Закуривает, кашляет, ещё раз затягивается.

Врачи бы сказали, что курить в таком возрасте вредно, что здоровье японской нации подрывают пафосные американские фильмы и что дети, насмотревшись их, начинают бездумно подражать главным героям. Но Рицка читает Ницше и не смотрит телевизор. А перед глазами у него всегда был совсем другой пример. Был.

Система мерцает, напоминая, что врачи уже не придут.

Затянувшись в последний раз, Рицка бросает окурок на землю и, удобней пристроив на плече пулемет, продолжает свою дорогу в ночь.

На свою первую, настоящую войну.

Войну за своего единственного Бойца против родного брата.

Так в диагнозе и запишут...

@темы: фики, сезон обострений, внешний мир, вне системы, анончик балуется, Рицка